Четверг, 24 апреля 2014

Президент России

Канал на YouTube

Совещание по развитию электроэнергетики Сибири и Дальнего Востока

Совещание по вопросу развития электроэнергетики Сибири и Дальнего Востока.

1/7 Фото пресс-службы Президента России Вся подписьВся подпись|||Свернуть

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами собрались для того, чтобы обсудить вопросы развития энергетики Сибири и Дальнего Востока. Поэтому повестка дня у нас серьёзная, большая, но начать, разумеется, нужно с самого актуального вопроса, самой актуальной темы.

Если уж говорим о развитии электроэнергетики Сибири и Дальнего Востока, то начать нужно с ситуации, которая сложилась именно на Дальнем Востоке в связи с небывалым паводком, посмотреть, проанализировать. Хотел бы услышать от руководителей соответствующих ведомств оценку ситуации в энергетике, в электроэнергетике, разумеется, прежде всего в гидроэнергетике.

Нужно сделать всё для того, чтобы как можно быстрее восстановить разрушенные объекты. Слава богу, серьёзных разрушений нет. Тем не менее повреждения есть, они требуют нашего дополнительного внимания, требуют усилий со стороны различных ведомств и компаний. Нужно сделать всё для того, чтобы энергоснабжение было восстановлено, чтобы люди как можно быстрее могли вернуться к нормальной жизни.

Пострадавшие объекты энергетики – повторяю, такие всё-таки есть – нужно восстановить в кратчайшие сроки. Обращаю на это внимание всех присутствующих. Главное внимание нужно уделить обеспечению надёжной, безаварийной работе гидротехнических сооружений – мы с вами на предыдущих совещаниях уже об этом неоднократно говорили, – на гидротехнических сооружениях, расположенных, разумеется, в районах со сложной паводковой ситуацией, особенно наиболее крупных из них – Зейской и Бурейской ГЭС. Сегодня хотел бы услышать подробные сообщения о том, как на данный момент времени там складывается ситуация.

При этом хочу обратить внимание: за ущерб, нанесённый объектам, построенным с нарушением градостроительных норм, в зонах, подверженных рискам затопления, ответственность должны нести соответствующие органы, принимавшие такие решения. И конечно, сами застройщики понимали, где они осуществляют свои работы, и тоже от ответственности не уходили.

Уже сейчас понятно, что требуется разработка и осуществление комплекса системных мер и системных решений, предусматривающих в том числе создание новой системы регулирования водных ресурсов всего региона, при необходимости строительство новых гидростанций с возможностью аккумулирования больших объёмов воды, проведение комплекса защитных мероприятий, ликвидацию последствий аварий, оказание помощи пострадавшим.

Нужно подумать, и прошу Правительство сделать свои предложения, по возможному созданию правительственной комиссии в сфере координации деятельности по контролю водохозяйственной обстановки на объектах Дальнего Востока, а также по предупреждению и ликвидации последствий паводков и наводнений в данном регионе. Конкретные предложения прошу представить на предстоящем совещании в Хабаровске.

Уважаемые коллеги! Сегодня мы обсудим положение дел в электроэнергетическом комплексе Сибири, как я сказал, и Дальнего Востока. Посмотрим, какие здесь есть специфические проблемы, какие задачи предстоит решить на перспективу и в самое ближайшее время. Сразу отмечу, что за последние годы в электрогенерации востока нашей страны удалось сформировать хороший запас прочности. За счёт ввода новых объектов и модернизации действующих установленная мощность объединённой энергосистемы Сибири и энергозоны Дальнего Востока выросла до 62,5 гигаватт. В прошлом году на электростанциях региона были выработаны рекордные 247 миллиардов киловатт-часов.

Что хотел бы особо отметить. Уверенно развивается такое направление, как гидроэнергетика. Мы с вами присутствуем на Саяно-Шушенской ГЭС. После аварии станция не просто была восстановлена, а фактически получила вторую жизнь. По плану идёт замена всех гидроагрегатов.

В целом по энергосистеме Сибири и Дальнего Востока темп набран очень хороший. В то же время начали проявляться и некоторые дисбалансы в её работе. Ситуация сегодня такова, что в восточных регионах страны имеется резерв генерации для перспективного экономического роста и развития социальной сферы Сибири и Дальнего Востока. При этом отдельные регионы остаются изолированными от единой системы энергоснабжения, а потому не могут полноценно развивать свою промышленную базу и социальную сферу. В этой связи требует тщательной проработки вопрос интеграции дальневосточных сетей с Сибирью.

Ещё один масштабный проект – проработка создания энергомоста, линий постоянного тока между регионами с избыточной генерацией и крупными промышленными центрами. Конечно, нужно находить новые возможности для сбыта электроэнергии, в том числе развивать перспективные экспортные направления, в целом гарантировать загрузку вводимых и строящихся электростанций.

Выделю ещё одну, крайне актуальную для региона проблему, проблему так называемых удалённых потребителей. Подчас, чтобы обеспечить только один такой объект, приходится тянуть и обслуживать многокилометровые участки электросетей. Отсюда и высокие неэффективные затраты, и технологические риски, учитывая, что надёжных резервных источников питания в таких территориях часто просто нет. Поэтому необходимо сегодня обсудить и перспективы развития локальной генерации в восточных регионах страны с учётом оценки эффективности различных вариантов строительства локальной генерации или реализации сетевых решений, которые, по сути, являются вынужденными.

Ещё один вопрос, который считаю нужным затронуть, касается состояния сетевой инфраструктуры. Вынужден отметить, что кардинальных изменений к лучшему в сетевом комплексе Сибири и Дальнего Востока пока нет. Я хорошо помню период аномальных холодов здесь, когда в аварийном режиме коллеги предпринимали активные усилия для того, чтобы обеспечить энергоснабжение региона. Тогда всё удалось сделать, слава богу, и вы отработали неплохо. Но мы тогда уже договаривались о том, что нужно многократно повысить надёжность всей системы. Для этого нужно обеспечить определённые мероприятия. Достаточно сказать, что только у РАО «Энергосистемы востока» износ электрических и тепловых сетей превышает 70 процентов. Напомню, что поручения, как я уже сказал, я сейчас упомянул об одном из них, давались трижды. Хотелось бы услышать сегодня, что делается в этом направлении.

Ещё раз вернусь к Саяно-Шушенской ГЭС. Здесь четыре года назад было принято решение о создании правительственной комиссии по ликвидации последствий аварии. Давайте с этого начнём. Прошу председателя комиссии, а им до сих пор остаётся Сечин Игорь Иванович, доложить о проделанной за истёкший период работе.

Пожалуйста, начнём работу.

И.СЕЧИН: Спасибо, Владимир Владимирович.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

17 августа 2009 года на крупнейшей в России Саяно-Шушенской гидроэлектростанции произошла страшная авария, унёсшая жизни 75 людей, разрушившая машинный зал и большую часть гидроагрегатов. В сентябре 2009 года Вами, Владимир Владимирович, было принято решение создать правительственную комиссию по ликвидации последствий аварии, которая должна была обеспечить проведение всестороннего анализа причин, осуществление мероприятий по ликвидации последствий аварии, решение социальных вопросов пострадавших и членов семей погибших в результате аварии, а также проведение работ по обеспечению устойчивого энергоснабжения потребителей Объединённой энергосистемы Сибири.

Материалы по расследованию причин были переданы в Следственный комитет. В настоящее время продолжается суд, под следствием находятся семь человек из числа персонала гидроэлектростанции. Восстановление Саяно-Шушенской ГЭС ведётся в соответствии с планом проведения восстановительных работ на СШ ГЭС, утверждённым решением правительственной комиссии.

Несколько слов о хронологии этих событий. Зимой 2009–2010 годов Саяно-Шушенская ГЭС работала в непроектном режиме. Это был очень сложный период, Вы помните, связанный с обледенением станции. Из‑за отсутствия работающих гидроагрегатов воду приходилось сбрасывать через работающий водосброс. Персоналу пришлось решать проблемы борьбы с обледенением штатного водосброса.

В результате принятых мер непроектный режим не повлиял на состояние гидротехнических сооружений, входящих в периметр станции. В 2010 году на Саяно-Шушенской ГЭС была восстановлена работа четырёх наименее пострадавших в аварии гидроагрегатов, которые работали практически до сих пор. Гидроагрегаты № 6 и № 5 введены в эксплуатацию с опережением директивного срока, в феврале-марте 2010‑го; пуски гидроагрегатов № 4 и № 3 в соответствии с планом-графиком состоялись в августе и декабре 2010 года.

А в 2011 году уже, по сути, началась реализация второго этапа восстановления СШ ГЭС, в ходе которого в машинном зале станции устанавливаются 10 абсолютно новых гидроагрегатов, четыре восстановленных в режиме реализации программы модернизации подлежат замене уже на новые гидроагрегаты. И Вы сегодня в машинном зале видели, как идёт подготовка к их монтажу.

Была осуществлена уникальная транспортная операция по доставке крупногабаритных тяжёловесных узлов гидроагрегатов с причала завода-изготовителя, это концерн «Силовые машины» в Санкт-Петербурге, до Черёмушек, на станцию. В настоящее время все комплекты новых гидроагрегатов находятся на станции. На данный момент в промышленной эксплуатации на станции находятся шесть гидроагрегатов общей мощностью 3840 мегаватт. Таким образом, второй этап восстановления также можно считать завершённым. И мы перешли к реализации программы модернизации по четырём старым агрегатам, которые были запущены, как я доложил, в 2009 году. Эта программа будет завершена в плановом режиме в 2014 году, и монтаж этих агрегатов уже ведётся.

Выводы, сделанные после аварии, произошедшей 17 августа 2009 года на Саяно-Шушенской ГЭС, стали отправной точкой изменения правил, определяющих требования к обеспечению надёжности и безопасности гидроэнергетических объектов. В результате в правилах появилось более 100 дополнений и изменений, которые применяются на всех объектах гидроэнергетики России. Так, инструментальный контроль за состоянием шпилек будет производиться ежегодно, и при каждом ремонте гидроагрегатов будет производиться их замена.

Предпринятые после аварии меры исключают полное обесточивание станции, установленные дополнительно дизельные электрогенераторы автоматически запускаются при исчезновении основного питания, с чем бы это ни было связано. Появились новые защиты оборудования, модернизированы алгоритмы старых систем. Например, стационарная система виброконтроля стала обязательным элементом системы диагностики состояния гидросилового оборудования.

После аварии на гребне плотины было организовано круглосуточное дежурство оперативного персонала, который в случае необходимости сможет без промедления сбросить затворы в ручном режиме. Всё оборудование системы связи вынесено на незатопляемые отметки. Системы связи продублированы, выделенные каналы определены для организации бесперебойной связи. Решено также отказаться от использования медных кабелей в системах связи и перейти на оптоволокно. Как показала практика, оптоволокно практически неуязвимо для воды.

Появилась система технологического телевидения, которая позволяет минимизировать нахождение людей на затопляемых отметках. Система позволяет наблюдать не только за несанкционированным доступом в помещения, но и осуществлять визуальный контроль за работой оборудования и сооружений, в том числе и при возникновении внештатных ситуаций.

Контракт на изготовление основного энергетического оборудования для восстановления СШ ГЭС «Силовые машины» и «РусГидро» заключили в ноябре 2009 года. В соответствии с ним «Силовые машины» изготовили 10 гидротурбин и 9 гидрогенераторов мощностью по 640 мегаватт, а также 6 систем возбуждения. Помимо этого специалисты «Силовых машин» оказывают услуги по монтажу поставленного оборудования, включая шефмонтаж и пусконаладочные работы, а также осуществляют гарантийное и послегарантийное обслуживание.

Параллельно с восстановлением оборудования в машинном зале станции продолжалось строительство берегового водосброса. Это гидротехническое сооружение, Вы также сегодня могли видеть, как оно работает, предназначенное для пропуска экстремальных паводков и паводков редкой повторяемости, то есть, по сути, для повышения надёжности и безопасности гидротехнических сооружений. Первая очередь была введена к 1 июня 2010 года, что позволило тогда снять все риски прохождения паводка, а строительство всего сооружения завершилось 28 сентября 2011 года.

Анализ результатов предпусковых испытаний показал, что все контрольные параметры берегового водосброса находятся в пределах, установленных проектом. Приёмка берегового водосброса в постоянную эксплуатацию состоялась 12 октября 2011 года. Помимо замены гидроагрегатов обновляется и другое оборудование станции, в частности полной замене подлежало оборудование схемы выдачи мощности, генераторные выключатели, силовые трансформаторы. Открытые распредустройства станции заменяются на современные экономичные и более надёжные в эксплуатации комплектно-распределительные устройства или газовые закрытого типа, и его первая очередь также уже введена в эксплуатацию.

Несколько слов о социальных вопросах и оказании помощи пострадавшим и членам семей погибших в результате аварии. С первых дней аварии реализуется комплексная программа социальной помощи и реабилитации пострадавших и членов семей погибших, на которую «РусГидро» направило 185 миллионов рублей. Оказана материальная помощь на общую сумму 181 миллион рублей, в том числе 112 миллионов рублей составили единовременные выплаты семьям погибших в течение первых четырёх месяцев с даты аварии; 28,1 миллиона рублей израсходованы в 2009 году на приобретение квартир семьям погибших; 15,5 миллиона рублей составили суммы ежемесячных пособий 32 семьям с детьми до 18 лет; 2,7 миллиона рублей составила общая сумма именных стипендий детям погибших. Производство выплат продолжается. Кроме того, координационный совет по оказанию помощи семьям погибших и пострадавших направил 60,5 миллиона рублей на реализацию решений, принятых по обращениям пострадавших и родственников погибших.

С 1 июня 2010 года реализуется программа санаторно-курортного лечения, отдыха и оздоровления пострадавших и членов семей, в которой участвуют сейчас 289 человек. «РусГидро» оказывает также помощь организациям, учреждениям образования, здравоохранения, культуры, спорта, религиозным и общественным объединениям в Республике Хакасия, юга Красноярского края и Республики Тыва. В 2011–2012 годах объём такой помощи составил более 83 миллионов рублей и был направлен в том числе в Абазинский детский дом, Саяногорскую городскую больницу № 1, посёлок Майна, совет ветеранов Великой Отечественной войны и на другие цели.

Продолжается реализация масштабной программы комплексного развития социальной инфраструктуры посёлка Черёмушки, разработанной совместно с правительством Республики Хакасия при участии администрации Саяногорска. В 2010 году выполнены работы на общую сумму 212 миллионов рублей: это ремонт, оснащение средней школы № 2, частичный ремонт здания спорткомплекса, приобретение тренажёрного оборудования, ремонт помещения клуба ветеранов «Мудрость», ремонт проездов и автомобильных дорог в посёлке Черёмушки.

В июне 2011 года утверждён перечень мероприятий программы на 2010–2014 годы с объёмом финансирования более 500 миллионов рублей. Эти деньги будут направлены для установки детских площадок во дворах жилых домов посёлка, реконструкции двух корпусов поселковой больницы, для текущего ремонта здания средней школы № 1, а также для строительства и оснащения учебно-производственного, информационного и инновационного центра.

Также в рамках реализации программы в 2011–2012 годах производился ремонт игрового спортивного зала, большого бассейна, терапевтического отделения, медицинских и подсобных помещений, крыльца главного входа, крыши, фасада, холлов, первого и второго этажей здания с лестничными маршами. В феврале 2012 года приобретён школьный автобус.

Таким образом, Владимир Владимирович, в настоящее время по состоянию на 27 августа 2013 года на Саяно-Шушенской ГЭС работают шесть новых гидроагрегатов по 640 мегаватт, они производят электроэнергию в объёме, с начала 2013 года, 15,1 миллиарда киловатт-часов. Такой объём выработки соответствует, даже превышает среднегодовую выработку доаварийной станции. Средняя выработка на станции до 2009 года, до августа, исчислялась примерно в 21 миллиард киловатт-часов. В этом году она будет больше.

После аварии уже выработано 66,5 миллиарда киловатт-часов. Это позволило компании «РусГидро» минимизировать затраты на восстановление, порядка 60 миллиардов выручка составила от продажи этой электроэнергии. Мы бы просили по результатам Вашего совещания в целях синхронизации схемы выдачи мощности СШ ГЭС и Объединённой энергосистемы Сибири дать поручение ФСК России о завершении всех работ на подстанциях Сибири, связанных со станцией. И с учётом того, что к настоящему времени основные задачи, которые Вы ставили перед правительственной комиссией, решены, или их решение организовано и  реализуется в соответствии с утверждённым планом, дальнейшую работу мы предлагаем проводить в режиме модернизации. Прошу Вашего решения о завершении работы правительственной комиссии, поручив «РусГидро» выполнение утверждённого плана работы, а Минэнерго и Ростехнадзору – осуществление контроля за выполнением этих работ.

Хочу поблагодарить Вас, уважаемый Владимир Владимирович, за Ваше постоянное внимание, требовательность и поддержку по всем вопросам восстановления станции. Также хочу поблагодарить всех членов комиссии за работу, губернатора Виктора Михайловича Зимина и пожелать успехов коллективу станции.

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Спасибо.

Что касается восстановления, то напомню, что восстановление станции включало в себя три этапа. Первый – это непосредственно аварийные работы, и все эти работы были выполнены уже в 2009 году. Второй этап – это восстановительные работы и временная эксплуатация гидроагрегатов третьего, четвертного, пятого и шестого, они выполнены в середине 2011 года. А вот третий этап – это глубокая реконструкция, о которой Вы сейчас сказали, включая замену гидроагрегатов. Работы ведутся и в настоящее время.

В целом мы планировали общее финансирование где‑то под 41 миллиард рублей, 40 миллиардов 900 миллионов, по-моему, освоено 35 с небольшим: 35 миллиардов 300 миллионов. В рабочем состоянии находилось 10 агрегатов, хотя работали постоянно только восемь. Сегодня мне руководитель доложил, мы и раньше это, конечно, знали, что могли работать и десять, но возможности выдачи в связи с ограничениями структурного, сетевого хозяйства не было, поэтому работали восемь агрегатов. Сегодня работают шесть. Можно считать, что восстановление с точки зрения объёмов выдачи электроэнергии завершено. И конечно, работа поставлена, до конца этого года ещё один агрегат будет, и в следующем году, в декабре, уже должны быть сданы ещё три агрегата, то есть будут все десять. Можно, конечно, эту работу уже проводить и в рамках просто модернизации.

Вместе с тем хотел бы обратить внимание и Министра энергетики, и руководителя компании «РусГидро» и сетевых компаний: нужно заранее подумать, сейчас надо подумать на тему о том, чтобы работа станции была полноценной и использовалась на все сто процентов. Надо подумать над развитием сетей, надо сделать это сейчас.

Что касается самой работы, связанной с аварией и восстановлением после аварии, то в целом я с Вами согласен, Игорь Иванович, наверное, нужно уже продолжать работу в обычном, нормальном режиме. Эта работа должна быть организована Правительством, компанией «РусГидро». Я прошу Министра это иметь в виду, а деятельность комиссии мы прекратим.

Я хочу поблагодарить Игоря Ивановича Сечина за ту огромную работу, которая была проведена им и его коллегами, всех их поблагодарить. Поблагодарить тех, кто на станции работал, всех, кто занимался решением социальных вопросов, губернатора Виктора Михайловича Зимина, дорожников, которые здесь дорогу фактически построили и мост, гидромашиностроителей Петербурга, которые выполняли все свои работы в срок и с хорошим качеством. Сегодня руководитель «РусГидро» докладывал по поводу некоторого оборудования. Сначала взяли комплектующие и отдельные элементы оборудования за границей, в Европе, в США, потом вынуждены были от них отказаться, потому что наши оказались лучше.

Я прошу вас самым внимательным образом относиться к завершению этих работ и в конце следующего года, безусловно, исполнить график, чтобы все агрегаты, как и планировалось, были введены в строй. Надеюсь, что работы будут продолжаться ритмично и с должным качеством. Безусловно, нужно не забывать про семьи, которые пострадали, дальше продолжить осуществление всех намеченных мероприятий в социальной сфере. Прошу вас в конце года доложить о результатах этой работы.

Спасибо.

Пожалуйста, слово Александру Валентиновичу Новаку, Министру энергетики Российской Федерации.

А.НОВАК: Спасибо, уважаемый Владимир Владимирович.

Во‑первых, хочу сказать, что Ваши указания сейчас по первому вопросу будут выполнены. Минэнерго возьмёт под контроль окончание графика реализации вместе с «РусГидро» и поручение о полноценном развитии станции также. Мы подготовим предложения.

Докладываю также о ситуации на энергообъектах в зоне чрезвычайной ситуации. Объекты гидрогенерации работают на сегодня в штатном режиме, гидрологическая обстановка постепенно нормализуется. Мы подготовили презентацию, на которой отчётливо видно, как проходил приток воды и сбросы на Зейской ГЭС и на Бурейской ГЭС. Хотел бы отметить, что на сегодня мы наблюдаем снижение притока и уровней воды по сравнению с пиковыми значениями.

Пики были пройдены 18–19 августа, когда уровень воды на верхнем бьефе Зейской ГЭС составлял 319 метров 55 сантиметров при критической отметке 319 метров 30 сантиметров, то есть было превышение на 25 сантиметров. Сейчас – 319 метров 14 сантиметров. На Бурейской ГЭС 255,6 метра было пиковое значение, сейчас почти на метр меньше уровень воды. Это видно на представленных графиках. Все машины и механизмы гидроэлектростанций работают без сбоев, и выдача мощности осуществляется без нарушений. По телу плотин замечаний нет.

Хочу сказать, что, по моей оценке, персонал станций в критический период обеспечивал надёжную работу гидросооружений и максимально аккумулировал паводковые воды, для того чтобы уменьшить последствия для течения ниже станции и подтопление посёлков. Более подробно об этой ситуации доложит генеральный директор «РусГидро» Евгений Вячеславович Дод.

По тепловой генерации также не зафиксировано негативных последствий от паводка. Докладываю, что все объекты генерации работают в штатном режиме, выдают мощность согласно графику нагрузок. Всего в зоне риска затопления находится 20 электростанций в этом регионе, то есть в этом регионе в целом 20 электростанций находятся, а в зоне риска затопления – 7 электростанций, Владимир Владимирович.

Критические уровни воды, которые способны повлиять на работу станций, по нашим прогнозам, достигнуты не будут по этим семи станциям. В районе практически всех станций уровень воды более чем на метр ниже критического, и для предотвращения подтопления на станциях проводится комплекс превентивных мероприятий. Не буду их называть, но самые основные из них – это усиление и создание противопаводковых дамб, уплотнение подземных коммуникаций и поднятие электрооборудования.

Хотел бы остановиться на одной станции, где мы видим наиболее сложную ситуацию, из семи, находящихся в зоне риска, – это Хабаровская ТЭЦ‑2. Она расположена на берегу Амура, и уровень воды там на 86 сантиметров ниже критического. Тем не менее на станции уложена дамба из мешков с песком высотой 1,3 метра и протяжённостью около 500 метров.

В.ПУТИН: А подъём воды есть сейчас на этой станции?

А.НОВАК: В целом подъём воды в Амуре в районе Хабаровска... в последние дни там вода поднималась, я сейчас точно не могу сказать, как сегодня происходят события. На вчерашний день, по‑моему, поднятие было где‑то несколько сантиметров.

А.БОКАРЕВ: 7,07 сейчас уровень, то есть чуть-чуть поднимается, но темпы очень небольшие по Хабаровску, по нашей станции – 7 метров 7 сантиметров.

В.ПУТИН: То есть опасений, что этот подъём достигнет критической отметки, у Вас нет?

А.БОКАРЕВ: Никак нет. Хорошую помощь оказывают и подразделения Министерства обороны по дамбе, и, соответственно, МЧС. Все необходимые мероприятия выполнены силами РАО «ЕЭС Владивостока», и затопление и повреждение оборудования не прогнозируется.

В.ПУТИН: Хорошо.

Пожалуйста.

А.НОВАК: Владимир Владимирович, и вторая станция – это Комсомольская ТЭЦ‑2, там тоже была непростая ситуация, хотя уровень воды тоже не способен был оказать влияние на работу станции, но в зоне подтопления может оказаться золоотвал. Это больше экологические последствия, и поэтому на станции также организована превентивная работа, укреплена противопаводковая дамба. По остальным станциям, как я уже сказал, ситуация нормальная.

Хочу также отметить, что паводок не повлиял на программу ремонтов по генерирующему оборудованию и подготовке к осенне-зимнему периоду 2013–2014 годов.

Следующий вопрос – это топливообеспечение предприятий электроэнергетики в Дальневосточном федеральном округе. Ситуация остаётся здесь также стабильной по объектам теплоэлектростанций. И как мы видим, объём запасов угля и мазута превышает нормативный более чем на 30 процентов, что обеспечивает нормальную работу генерации. И кроме этого дополнительно также проведена работа, позволяющая оперативно заменить уголь на газ в случае размытия путей или других каких‑то критических ситуаций. И на части объектов в связи с повышенной влажностью угля оборудование уже переведено на газовое топливо.

Под особым контролем мы держим топливообеспечение объектов жилищно-коммунального хозяйства по Вашему поручению, и в частности проведены переговоры с российскими угольными компаниями для организации бесперебойных поставок угля в районы чрезвычайной ситуации. Мы договорились об отсрочке платежей, здесь я хотел бы поблагодарить компанию СУЭК, которая также взяла на себя большую долю организации поставок без платежей, в рассрочку именно, и отгрузка нужных марок угля уже началась.

Будем следить за этой ситуацией. Мне кажется, это наиболее критичная ситуация, связанная именно с обеспечением не крупных станций, а именно мелких котельных, которые оказались в подтопленном состоянии. И мы будем обязательно эту ситуацию мониторить, чтобы обеспечить к зиме полный объём нормативных запасов топлива.

Отдельная задача – это своевременное снабжение пострадавших регионов нефтепродуктами, это тоже такой серьёзный момент. Для предотвращения возможного дефицита горюче-смазочных материалов – в случае перебоев в снабжении может быть повышенный спрос в период аварийно-восстановительных работ – организован 20‑суточный запас топлива на базах, и доставка топлива обеспечивается с Хабаровского НПЗ и НПЗ в Комсомольске-на-Амуре.

Сильнее всего паводок повлиял на состояние сетевого хозяйства. На объектах ДРСК, ФСК и «Магаданэнерго» остаются подтопленными 323 линии электропередачи, это 10 386 опор, 6 подстанций классом напряжения 35 и 110 киловольт. Но в отключённом состоянии остаётся 131 трансформаторная подстанция. Объекты сетевого хозяйства, находящиеся в зоне подтопления, были обесточены для обеспечения безопасности населения и предотвращения технологических аварий.

В настоящее время, как видно на графике, в Амурской области отключён от энергоснабжения 21 посёлок, было неделю назад 27, то есть за пять дней уменьшение количества отключённых посёлков на шесть; 643 дома с населением 1846 человек – здесь также наблюдается положительная динамика по уменьшению количества отключённых домов и населения, тоже видно на графике.

В Хабаровском крае 3 посёлка – это 39 домов со 119 жителями. В Еврейской автономной области – 11 посёлков, 1662 дома с 2962 жителями. Общее количество: 35 населённых пунктов с населением 4945 человек. И по мере прохождения паводка отключённые подстанции и сети уже оперативно вводятся в работу. Хочу отметить, что в Амурской области за неделю было оперативно обеспечено электроснабжением более тысячи человек уже.

В.ПУТИН: Там достаточно ремонтных бригад?

А.НОВАК: Владимир Владимирович, достаточно сил, созданы все необходимые в соответствии с Вашими поручениями запасы материально-технических ресурсов, аварийно-восстановительные бригады с численностью более тысячи человек, укомплектованные 801 единицей техники. Здесь, на этом слайде, показаны все необходимые ресурсы. По оценке наших сетевых компаний, все необходимые действия проводятся.

«МЭС Востока» взял на себя текущее содержание высоковольтных линий электропередачи 220 и выше киловольт, а с других МЭС Сибири, близлежащих, подтянуты дополнительные бригады, и они будут заниматься именно восстановлением. Это нам позволяет действительно оперативно заниматься восстановлением соответствующих отключённых линий электропередачи.

Но я хочу отдельно ещё отметить, что по линиям электропередачи 200 киловольт и 500 у нас нет отключённых линий. Это очень важно, поскольку даёт возможность осуществления выдачи мощности с гидростанций и осуществления межрегиональных связей.

Отдельно хотел бы сказать о территориальных сетевых организациях, поскольку у нас не все сети обслуживаются ДРСК и «Федеральной сетевой компанией». Есть муниципальные сети, есть субъектовые, есть вообще частные сети. Мы также с ними, с муниципалитетами и с губернаторами работаем, ведём мониторинг. И договорились, что компания – дочка «РусГидро» – ДРСК возьмёт на себя организацию, мониторинг и оказание помощи в случае необходимости для территориальных сетевых организаций и аварийно-восстановительными бригадами, и материально-техническими ресурсами при необходимости.

Провели, как я Вам уже докладывал, совещание по подготовке к зиме. Мы пересмотрели график подготовки ремонтов сетей, которые оказались в подтопленном состоянии, с учётом режима чрезвычайной ситуации. Поставленные к 15 ноября задачи, как и установлено нашими правилами: все необходимые объекты чтобы были готовы к зиме.

И последний вопрос, касающийся паводковой ситуации на Дальнем Востоке, требующий Вашего поручения. Руководством Амурской области было принято решение о неповышении тарифов, которое у нас с 1 июля было предусмотрено, повысить по графику, плановое. Было принято решение не делать этого, для того чтобы дать возможность потребителям в этих условиях как‑то облегчить ситуацию.

С другой стороны, это средства, которые поступают в наши энергокомпании, в сетевые компании, которые как раз и обеспечивают подготовку к зиме, и так далее. Поэтому, если позволите, Владимир Владимирович, по результатам сегодняшнего совещания отдельное поручение ФСТ и Министерству финансов проработать вопрос по компенсации таких расходов нашим сетевым компаниям.

Спасибо.

В.ПУТИН: Дод Евгений Вячеславович, пожалуйста.

Е.ДОД: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Докладываю. До начала нынешнего паводка 1 мая 2013 года в соответствии с требованиями правил использования Бурейское и Зейское водохранилища были сработаны до отметок на предполоводное значение. Кроме того, в срок с 3 июня по 15 июля осуществлялись холостые сбросы Бурейской ГЭС для обеспечения дополнительной аккумулирующей способности. За этот период было сработано дополнительно 2,5 метра.

Однако со второй половины июля мы стали понимать, что приходит большой приток, и где‑то 16‑го числа резко и непрогнозируемо вырос приток. С 31 июля приток Зейского водохранилища достиг величины 11 700 кубометров в секунду. К 1 августа была достигнута отметка, которая однозначно приписывает осуществление холостых сбросов ради безопасности гидротехнического сооружения, – 317,5 метра. Были осуществлены холостые сбросы, причём по решению правительственной комиссии вместо 7,5 тысячи кубов в секунду мы осуществляли сброс всего лишь 5 тысяч кубов в секунду для сохранения возможности осуществления необходимых работ в режиме ЧС для жителей и объектов инфраструктуры ниже по течению. Только с 23‑го числа, соответственно, по указанию Амурского БВУ в соответствии с решением Комиссии по чрезвычайным ситуациям, которая практически каждый день заседала в Амурской области или в режиме видеоконференции, расходы Зейской ГЭС стали снижаться.

За весь период паводка в Зейское водохранилище пришло более 23,5 кубокилометра воды, что составляет практически среднегодовой объём притока. По оценкам специалистов, это паводок менее чем однопроцентной повторяемости, то есть это раз в 200 лет, то есть это совершенно аномальный паводок.

Мы в Зейском водохранилище, как показывают графики, аккумулировали более 60–69 процентов общего притока. То есть надёжная работа гидростанции позволила саккумулировать огромный объём воды и не дать аномальному паводку превратиться в катастрофический паводок. В Бурейском водохранилище к 14 августа объём притока составлял 4800 кубов в секунду, и мы достигли 254,6 отметки. Для сохранения аккумулирующей ёмкости были начаты холостые сбросы расходования до 2,5 тысячи кубов.

На сегодняшний момент текущая обстановка на два часа назад: Зейская – 319,12, суммарный приток – 2700. И, Владимир Владимирович, хорошие новости, что в ближайшие три дня нам Гидромет прогнозирует снижение приточности от 3 до 2,5 тысячи кубов. По Бурейской станции: верхний бьеф – 254,75, приток – 1895 и снижение приточности до 29‑го до 1600 кубов в секунду. Я думаю, что на заседании по чрезвычайным ситуациям будет принято решение ещё сократить сброс Бурейской станции.

Всё это время контроль за состоянием гидротехнических сооружений осуществлялся в режиме чрезвычайной ситуации по компании, постоянно находились несколько инспекторов Ростехнадзора, представителей МЧС, естественно, прокуратуры. Все датчики и контрольные точки ведут себя хорошо, и, несмотря на непроектную эксплуатацию Зейской плотины, у нас нет превышения ни по одному из параметров: ни по перемещению, ни по фильтрации, ни по работе гидроагрегатов. Слава богу, построено надёжно и на века.

Сейчас наша основная задача – не допустить работу открытым водосбросом в осенне-зимний период по Зейской станции. Это не предусмотрено техническими параметрами, и это очень нерасчётный режим, то есть фактически мы можем как по Саяно-Шушенской. Поэтому сейчас, минимизируя сбросы, мы всё‑таки работаем частично открытым водосбросом.

Следующее. У нас, конечно же, хромает одна из важнейших вещей – это прогноз притока воды в водохранилище, эта информация. К сожалению, количества гидропостов на крупнейших притоках и на самих водохранилищах недостаточно. И здесь хотелось поставить в пример и себе взять как планку ту работу, которая была сделана в рамках работы правительственной комиссии по восстановлению Саяно-Шушенской ГЭС, в рамках которой мы своими силами за счёт нашей инвестпрограммы и силами Росгидромета сделали порядка 9 постов по водосбору для Саяно-Шушенской ГЭС, что, конечно же, улучшило прогноз.

Например, у нас на Зейском водохранилище изначально в 60‑х годах было порядка 39 постов, включая 4 озёрных и 11 водохранилищ. Сейчас, к сожалению, у нас действуют всего лишь 9 постов, и, конечно же, этого недостаточно. Поэтому у нас каждый день... У нас нет даже прогноза на сутки, он постоянно очень серьёзно меняется, плюс-минус 50 процентов. Поэтому, если будет Ваше согласие, одно из поручений – это разработка дополнительных мер по гидросопровождению по всем крупным объектам гидроэнергетики.

И самая, пожалуй, действенная мера по дальнейшим противопаводковым мероприятиям, как показывает текущая ситуация, – это необходимость создавать дополнительные гидроэлектростанции для создания дополнительной ёмкости для аккумуляции аномальных притоков. Создание ГЭС является самым эффективным инструментом борьбы с катастрофическими наводнениями, а мы сейчас видим учащение повторяемости, то есть фактически, по нашему мнению, по мнению нашей науки, всё‑таки имеют место и глобальные изменения климата, и в последнее время мы получили за 10 лет четыре аномальных наводнения. Раньше такого не было, Владимир Владимирович.

Крупные ГЭС нуждаются в контррегулирующих ГЭС. В 2010 году, Владимир Владимирович, Вы залили первый куб бетона в Нижнебурейскую станцию, которая даст возможность дополнительной аккумуляции ёмкости воды после Бурейской станции. Мы выходим с предложением о строительстве ещё четырёх станций: это Нижнезейская станция, это станция дополнительно на притоках, это Селемжа, Вилюй. Мы всё должны, естественно, просчитать, посмотреть по вопросам, связанным с потребителями.

Но основная суть этих электростанций – это фактически полная зарегулированность стока с российской стороны, то есть это порядка 55 процентов, у нас 45 процентов в Амур – это китайцы, 55 – российская сторона, фактически полная зарегулированность стока и создание дополнительно порядка 30 кубокилометров для аккумулирования стока и избежания в дальнейшем таких ситуаций, которые мы имеем на сегодняшний момент.

Аналогичную, честно говоря, более тяжёлую ситуацию мы прошли буквально неделю назад на Колыме. У нас в один момент приток фактически с 2 тысяч кубометров в секунду увеличился до 20 тысяч кубометров в секунду. Там не было проблем с населением, потому что это всё‑таки Северный Ледовитый океан. У нас была проблема, что Колымская ГЭС, её контррегулятор фактически у Усть-Среднеканска, – был риск повреждения строящейся Усть-Среднеканской станции на Колыме.

Но хорошими, эффективными действиями наших гидроэнергетиков мы эту ситуацию прошли. Сейчас вообще ситуация по Сибири и Дальнему Востоку очень многоводная. Даже на примере Саянки видно, что мы вхолостую сбрасываем, работает и береговой водосброс, который планировался для экстремальных ситуаций, и эксплуатационный водосброс. Поэтому, конечно же, надо пересматривать и стандарты, и правила эксплуатации водных ресурсов, и строительство дополнительных метеопостов, и, соответственно, рассмотреть возможность строительства ГЭС в привязке к потребителю.

Спасибо за внимание. Доклад закончил.

В.ПУТИН: Спасибо.

Евгений Вячеславович, мы обсуждаем проблему с паводками и состоянием гидротехнических сооружений в режиме совещания в третий раз, и ещё неоднократно Вы мне докладывали в рабочем порядке. Из обращений, из писем граждан и независимых специалистов видно, что люди очень обеспокоены, это естественно, и некоторые высказывают такое мнение, что на гидротехнических сооружениях, в частности на Зейской электростанции, не были осуществлены своевременные сбросы.

И если бы это делалось в пределе большой воды, либо тогда, когда стало ясно, что она приходит, а Вы сказали, что нам уже стало ясно со второй половины июля, что ожидается приход большой воды, вот если бы, говорят эти авторы, делали это небольшими дозами и своевременно, то не было бы таких тяжёлых последствий. Что Вы на это можете сказать?

На этот же вопрос хотел бы попросить ответить и следующего выступающего – Алексея Викторовича Ферапонтова, временно исполняющего обязанности руководителя Федеральной службы по техническому надзору.

Е.ДОД: Да, действительно, Владимир Владимирович, такие вопросы существуют. И в связи с тем, что я уже два месяца нахожусь на Дальнем Востоке, в постоянном режиме мы общаемся и с населением, и с журналистами, я эту ситуацию объясняю.

По техническим условиям. Изначально год планировался как маловодный, и самое важное, что по техническим условиям станции запрещено срабатывать воду до достижения отметки 317,5 метра в связи с тем, что возможно размытие отводящего канала при открытии водосброса ранее 317,5 метра.

То есть фактически струя не будет добивать до водобойного колодца, и будет происходить подмытие основания плотины, что может привести по большому счёту к разрушению. Это невозможно, это запрещено категорически. То есть мы могли бы получить ещё большую катастрофу, нежели сейчас существует, ещё более тяжёлую. Поэтому только при достижении 317,5 метра.

Это было достигнуто 1 августа. По правилам мы должны были срабатывать в 7,5 кубических метров, но было сработано значительно меньше, значит, мы саккумулировали большей ёмкости водохранилище для избежания ещё худших последствий вниз по течению.

В.ПУТИН: Спасибо.

Пожалуйста, Алексей Викторович.

А.ФЕРАПОНТОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я к этому вопросу обязательно подойду в конце выступления. Просто хочу сначала общую ситуацию по гидротехническим сооружениям доложить.

Сегодня у нас под надзором в Ростехнадзоре состоит 29 964 гидротехнических сооружения, их них 568 комплексов топливно-энергетического комплекса, в том числе гидроэлектростанций – 218, ГРЭС – 80, ТЭЦ – 256, гидроаккумулирующих электростанций – 3 и атомных электростанций – 11 комплексов гидротехнических.

Кроме этого, 844 комплекса жидких промышленных отходов, это 365 хвостохранилищ, шламохранилищ в горнодобывающей промышленности, 377 хранилищ отходов предприятий химической, нефтехимической и нефтеперерабатывающей промышленности, 102 накопителя отходов металлургической промышленности и 113 хранилищ отходов других предприятий промышленности.

Всё это, безусловно, составляет самую опасную часть гидротехнических сооружений, и о безопасности их мы, конечно, должны и печься, и мы это делаем в первую очередь. Кроме этого, существует 28 552 гидротехнических сооружения водохозяйственного комплекса, из них бесхозяйных – 6381.

Во исполнение Ваших поручений, Владимир Владимирович, мы в части осуществления комплекса мер, направленных на обеспечение эксплуатационной надёжности и безопасности бесхозяйных ГТС, планомерно несколько лет подряд ведём работу по выявлению и сокращению всеми возможными юридическими мерами количества бесхозяйных ГТС. Эта работа действенна, и мы об этом тоже докладывали регулярно.

Кроме этого, Ростехнадзором подготовлен, а Правительством Российской Федерации внесён в Государственную Думу законопроект о внесении изменений в отдельные законодательные акты по вопросам обеспечения безопасности бесхозяйных гидротехнических сооружений. Законопроект 13 марта этого года принят в первом чтении и сейчас подготовлен ко второму чтению в осеннюю сессию.

Тоже просил бы поддержать, потому что тогда мы сможем поставить достаточно быстро на учёт бесхозяйные сооружения и всё‑таки ввести какую‑то нормальную юридическую схему ответственности за безопасное содержание этих самых бесхозяйных сооружений до тех пор хотя бы, пока они не будут ликвидированы либо у них не найдётся хозяин.

Теперь по конкретике по региону, в котором мы находимся. На территории Сибирского федерального округа расположено 244 комплекса гидротехнических сооружений, из них 73 – объекты энергетики и 171 – объект промышленности. В Дальневосточном округе у нас под надзором находятся 456 комплексов ГТС, из них 23 – это энергетика, 38 предприятий промышленности и 395 – водохозяйственный комплекс.

Хочу с удовлетворением отметить, что большая часть всех гидротехнических сооружений, гидроэлектростанций отнесена и эксплуатируется при нормальном уровне безопасности сооружений. Чуть хуже, но в принципе в норме состояние сооружений ГРЭС и ТЭЦ. Там большей частью пониженный уровень безопасности, но это рабочая ситуация. Гидротехнических сооружений и объектов энергетики с неудовлетворительным и опасным уровнем безопасности на этих двух территориях нет.

Нами ведётся постоянный надзор, то есть сотрудники мониторят и находятся постоянно на гидротехнических сооружениях Зейской, Бурейской, Колымской, Усть-Среднеканской, Саяно-Шушенской, Богучанской, Красноярской, Иркутской, Братской и Усть-Илимской ГЭС. Наши сотрудники с целью получения оперативной информации о состоянии гидротехнических сооружений проводят ежедневный мониторинг по результатам работы контрольно-измерительной аппаратуры, натурных наблюдений и осуществление контрольно-надзорных функций технического состояния контрольно-измерительной аппаратуры. Это дистанционная, пьезометрическая, фильтрационная, геодезическая, сейсмометрическая.

Хочу отметить, что весь этот комплекс измерительных приборов является работоспособным и достаточным для мониторинга напряжённо-деформированного состояния и температурного режима гидротехнических сооружений в нынешних условиях аномального паводка. Для контроля за фильтрационным режимом плотин организовано учащённое визуальное наблюдение за протечками в тело плотины и, соответственно, осуществляется ежедневный обход.

Не буду останавливаться на сегодняшнем состоянии Зейской и Бурейской гидроэлектростанций, об этом было сказано много. Но наш вывод, и мы его ежедневно поддерживаем в наших донесениях, что гидротехнические сооружения и оборудование и той, и другой станций работают в штатном режиме и отклонений от контрольных показателей нет. Техническое состояние ГТС оценивается как удовлетворительное и способное работать в условиях паводка.

Теперь по конкретным режимам работы и сработке водохранилища. По плану ведения ремонтных работ на Зейской ГЭС действительно проводились ремонтные работы всё это лето по берегоукреплению нижнего бьефа, то есть это бетонные работы с подливом и с аккуратным водосбросом, для того чтобы не произошёл размыв и повреждение сопряжения тела плотины с береговой линией.

Были законодательно установлены правила эксплуатации водохранилища, и в принципе сработка происходила исключительно в рамках этих правил. Надзор действительно смотрит за тем, чтобы всё соответствовало действующим правилам, законодательству и чтобы это было безопасно.

Поэтому, когда началась эта аномальная приточность, и была, наверное, в какой‑то момент времени попытка, и психологически она оказалась оправданной, удержать, как можно больше аккумулировать воды в верхнем бьефе, но у нас была специальная комиссия вместе со специалистами «Ленгидропроекта», «Ленгидроспецстали», нашими сотрудниками, сотрудниками эксплуатирующей организации, расчёты которой нам показали, что, если мы дальше будем накапливать воду в водохранилище, мы потом не сможем ни поднять затворы и в случае продолжающегося аномального паводка мы потом можем вызвать перелив через гребень плотины, уничтожение оборудования машзала, что могло привести к ещё большим негативным последствиям.

В качестве примера похожей ситуации, Евгений Вячеславович уже сказал, сложилась угрожающая гидрологическая обстановка в верхнем бьефе Усть-Среднеканской ГЭС, когда до края затворов и до перелива через затворы вот столько оставалось, то есть буквально 12 сантиметров. Был самоотверженный труд сотрудников станции, которые там за кратчайший срок, меньше чем за двое суток, сделали обводной канал, вынули 25 тысяч кубов породы и по крайней мере сделали возможность бокового сброса. Потом, слава богу, гидрологическая ситуация изменилась, но это было сделано.

Поэтому мне кажется, что комиссия к своей работе очень взвешенно подошла и, кажется, всё было сделано правильно, в том числе и технически правильно было сделано.

В.ПУТИН: А что касается своевременности сбросов: не то что переждали, может быть, раньше надо было сбрасывать и понемножку? Вот как вопрос стоит.

А.ФЕРАПОНТОВ: Владимир Владимирович, тут оценка зависит от прогноза приточности. Хотел бы опять же поддержать, что недостаточность гидрологических постов не позволяет точно спрогнозировать поступление и, соответственно, среагировать работой затворов. Прогноз даёт, соответственно, Гидромет и Федеральное агентство по водным ресурсам, которые дают команды на соответствующие водные режимы. Опасений вроде как не возникало, то есть были, наверное, ощущения, но опасений не возникало. У нас претензий к «РусГидро» по сработке правда нет…

Опять же по гидрологическим постам позвольте тоже сказать, к Усть-Среднеканской ГЭС вернуться. Не буду там общую ситуацию рассказывать. В Колымском море и в реке Колыме осталось буквально действующих три гидрологических поста, остальные посты находятся в покинутых населённых пунктах либо они просто уже подмыты той водой, которая накрыла общую поверхность Колымского моря.

По результатам как раз анализа аномальных осенних паводков мы хотим дать свои предложения по осуществлению пересмотра проектных гидрологических характеристик водотоков – это то, что касается работы Зейской ГЭС в условиях этого паводка с учётом новых данных по водным постам, фактических сведений по водопользователям и тех знаний, которые нами были получены в конце этого лета.

Пересмотреть обязательно правила использования водохранилищ с учётом опять же уточнённой гидрологии и, может быть, снижения там некой бюрократичности, потому что сейчас правила согласовываются 11‑ю органами, иногда это затягивается на многие месяцы. И ускорить согласование этих правил с учётом строящихся гидроузлов – это в Якутии Светлинская ГЭС и Усть-Среднеканская, которые до сих пор работают в режиме отсутствия этих правил. После прохождения этих паводков осуществить в установленном порядке обследование гидротехнических сооружений с привлечением специализированных организаций, аппаратуры с целью оценки эксплуатационного состояния по результатам этих паводков. И обязательно выявить всё‑таки несанкционированные застройки в нижних бьефах и попробовать с этим что‑то сделать. Потому что, если мы посмотрим декларацию безопасности Красноярской ГЭС и расчёт возможного ущерба, то мы увидим, что в зону планового подтопления может попасть до 600 тысяч человек. Конечно, это неправильно, и с этим что‑то надо делать.

Безусловно, мы на себя берём обязательства по пересмотру нормативно-методической базы по оценке обеспечения надёжности и безопасности гидротехнических сооружений. Игорь Иванович в своём докладе говорил, что в ходе работы правительственной комиссии было очень много сделано и переработано порядка 120 требований и правил. Мы готовы тоже в достаточно оперативном режиме включиться в эту работу, может быть, даже её возглавить, и сделать. Вот, наверное, всё, что я хотел сказать.

В.ПУТИН: Спасибо.

По этому вопросу есть ещё желающие что‑то сказать? Нет? Тогда нужно подготовить, Андрей Рэмович, соответствующие поручения с учётом сделанных предложений, их доработать, естественно, с тем чтобы всё, о чём мы сегодня говорили, о чём ещё будем говорить в предстоящие дни здесь, в регионе, в том числе на Дальнем Востоке, было проанализировано, саккумулировано и нашло отражение в исполнительных документах.

Пожалуйста, Александр Валентинович, по второму вопросу.

А.НОВАК: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

У вас есть презентация, на экранах тоже, по развитию электроэнергетики Дальнего Востока и Байкальского региона. Хотел бы начать с текущего состояния энергосистемы Дальнего Востока и Байкальского региона.

Единая энергетическая система России простирается вплоть до Забайкалья, до Читы, и функционирует в синхронном режиме на всей территории России от Калининграда до Забайкалья. В то же время дальневосточная энергосистема, Дальневосточного федерального округа, состоит из Объединённой энергосистемы Востока, это РАО «ЕЭС Востока», функционирующей в южной части Дальнего Востока, раздельно от Единой энергетической системы России, и пяти изолированных энергосистем: это Чукотский автономный округ, Магаданская область, Камчатский край, Сахалинская область и три энергорайона в Якутии. Какие особенности в связи с этим в данном регионе?

Первое – это необходимое содержание увеличенного по сравнению с другими энергосистемами России резерва мощности, учитывая, что на данную территорию приходится порядка 45 процентов общей площади Российской Федерации. В генерации существенную роль играют гидроэлектростанции, – 48 процентов, и угольные теплостанции – 43 процента.

Низкая плотность населения, а также удалённость генерации от потребителей обуславливают значительную протяжённость сетей. Для примера, на 1 мегаватт потребления на востоке на 45 процентов больше протяжённость сетей, чем в среднем по России. Также, Вы уже сказали в своём выступлении, высокий износ основных производственных фондов характеризует данный регион, до 70 процентов доходит износ в сетях и в генерации.

Конечно, это всё создаёт определённые сложности в обеспечении надёжного энергоснабжения потребителей. В связи с этим в мае 2012 года была разработана комплексная программа развития электроэнергетики Дальнего Востока. Основной целью этой комплексной программы является решение наиболее острых проблем и опережающее развитие электроэнергетической инфраструктуры Дальнего Востока и Восточной Сибири.

Хочу сказать, что программа формировалась при достаточно амбициозных задачах и показателях. Прямо скажу, что сейчас не все те потребители, которые планировались к подключению по данной программе, подтверждают сегодня в условиях текущей экономической ситуации потребность в подключении к энергоснабжению. И мы сейчас работаем с потребителями и актуализируем эту программу на предмет её уточнения.

Следующее – текущее состояние ОЭС Востока и Байкальского региона, ОЭС Сибири. Здесь я бы выделил четыре проблемы. Первая – это физическое разделение энергосистемы ОЭС Востока и ОЭС Сибири в районе Забайкалья. Это снижает надёжность и качество энергоснабжения потребителей и в том числе энергоснабжение «Российских железных дорог» в местах разделения. По данной проблеме уже принято решение о строительстве двух вставок постоянного тока Федеральной сетевой компанией: вставка постоянного тока «Могоча», которая будет сдана в эксплуатацию в 2013 году и уже с 2013 года обеспечит надёжное энергоснабжение Транссиба, и вторая вставка, срок её ввода в эксплуатацию – 2019 год. Две эти вставки обеспечат синхронную работу ОЭС Сибири и ОЭС Востока.

Вторая проблема региона. Энергосистема Якутии делится на три составляющих, две из них изолированные, это центральный и западный энергорайоны, и в связи с этим возможны ограничения технологического присоединения в этих энергосистемах для новых потребителей.

Третья проблема – наличие в ОЭС Востока существенных объёмов неиспользуемых мощностей Зейской и Бурейской ГЭС, основные потребители которых расположены на юге Приморья и Хабаровского края. В перспективе решением по оптимизации нагрузки указанных станций являются экспортные контракты в Китай, уже в 2012 году было поставлено около 3,5 миллиарда киловатт-часов в Китай, и, как я уже сказал, эту расшивку можно сделать и в том числе с учётом того, что говорил Евгений Вячеславович, по строительству контррегулирующих станций, которые должны и будут обеспечивать выдачу мощностей, в том числе и на экспорт.

Прошу открыть слайд № 5. Здесь показано перспективное развитие Единой энергосистемы на территории Дальнего Востока и Восточной Сибири, и они в основном связаны с решением наиболее острых вопросов надёжности и качества энергоснабжения и присоединения перспективных потребителей.

В качестве основных направлений повышения надёжности энергоснабжения в макрорегионе выбрано два. Во‑первых – это решение проблемы замещения выбывающих генерирующих мощностей. Здесь, Владимир Владимирович, по первой части, по первому вопросу хотел поблагодарить Вас за то решение, которое Вы приняли в конце прошлого года, по выделению средств из федерального бюджета в размере 50 миллиардов рублей для решения актуальных проблем в этом регионе.

В частности, эти средства направляются на строительство первой очереди Якутской ГРЭС‑2 для замещения выбывающих мощностей, на строительство ТЭЦ в городе Советская Гавань мощностью 120 мегаватт, на строительство второй очереди Благовещенской ТЭЦ мощностью 120 мегаватт и 188 гигакалорий в час и на строительство Сахалинской ГРЭС мощностью 110 мегаватт.

Также стержневым проектом макрорегиона является проект расширения пропускной способности Байкало-Амурской магистрали и Транссиба. В настоящее время ещё после принятых Вами решений, Владимир Владимирович, по выделению средств на расшивку узких мест, – Вы вчера обсуждали этот вопрос на совещании по угольной отрасли, – «Российские железные дороги» формируют дополнительные заявки на увеличение присоединённой мощности по этим участкам.

И учитывая особую важность реализации этого комплекса мер по социально-экономическому развитию территории в целом, мы договорились о необходимости синхронизации планов железнодорожников и энергетиков, о создании совместной рабочей группы, которая сейчас работает и в ближайшее время выдаст предложения по обеспечению Байкало-Амурской магистрали и Транссиба возможностью расширения обеспечения энергоснабжением.

Следующая цель в рамках развития Дальнего Востока, вот этого региона, – это энергоснабжение углеводородных проектов. В частности, здесь речь идёт о завершении присоединения объектов ВСТО‑1 и присоединение объектов ВСТО‑2. Также для обеспечения энергоснабжения проектируемого нефтехимического завода ВНХК на юге Приморского края «Роснефть» планирует построить электростанцию мощностью 1200 мегаватт для обеспечения собственного потребления и с возможностью выдачи в сеть до 200 мегаватт. Данный проект существенно увеличит и улучшит балансовую ситуацию на юге Приморья.

Очень важный момент – это энергоснабжение новых крупных проектов по развитию месторождений в Дальневосточном федеральном округе. Запуск целого ряда крупных комплексов и развитие предприятий на территории Дальневосточного федерального округа и Байкальского региона потребует значительных инвестиций в энергетику региона. В частности, в строительство Удоканского ГОК потребуется строительство линии электропередачи в 500 киловольт Нижнеангарск–Чара и подстанции в 500 киловольт «Чара» стоимостью свыше 30 миллиардов рублей.

Также следует отметить проекты энергоснабжения ряда крупных ГОКов, таких как Таёжный, Озёрнинский, Инаглинский. И при реализации этих проектов мы за базовый вариант финансирования принимаем механизмы реализации не за счёт тарифных источников, а другие, о которых скажу позже.

И один узкий момент, касающийся энергообеспечения и подключения потребителей в Иркутской области. Северо-восточная часть Иркутской области сегодня – это одно из немногих узких мест в энергосистеме Дальневосточного федерального округа и Восточной Сибири. Наиболее острая проблема ограничений в доступе к централизованному энергоснабжению стоит в Бодайбинском и Мамско-Чуйском районах Иркутской области. В результате сегодняшняя энергоснабжающая организация в регионе вынуждена отказывать заявителям в увеличении присоединённой мощности и присоединении новых потребителей.

В первоочередной перечень сетевого строительства для решения этой проблемы входит строительство высоковольтных линий электропередачи и подстанций. Также в случае начала промышленного освоения золоторудного месторождения «Сухой Лог» необходимо будет рассматривать вопрос строительства дополнительной генерации в этом районе. Здесь мы рассматриваем также проект Тельмамской ГЭС, который прорабатывался ещё в СССР, в период 80‑х годов велись подготовительные работы, но далее этот проект был остановлен. Сейчас мы этот вопрос также рассматриваем.

Несколько слов о подходах к определению источников финансирования энергетических проектов. Мы рассматриваем разные подходы, здесь можно разделить на две категории. Первая категория – это социально значимые проекты, повышающие надёжность энергообеспечения, которые планируется финансировать за счёт средств федеральных целевых программ, региональных программ, инвестиционных программ компаний, за счёт тарифной составляющей.

Учитывая, что это дополнительным бременем может в результате ложиться на других потребителей, здесь, конечно же, очень важно подходить очень обоснованно к оценке целесообразности этих проектов. Поэтому мы здесь планируем подготовить соответствующую методику для качественной оценки комплексного воздействия проекта на экономику региона и целесообразность реализации таких проектов.

Вторая категория связана с реализацией конкретных инвестиционных проектов через создание SPV без влияния на рост тарифов для других потребителей, прорабатываемых совместно с Фондом развития Дальнего Востока и Байкальского региона. И здесь источником финансирования являются средства фонда потребителей и облигаций.

На следующем слайде показаны конкретные проекты по обеспечению надёжности энергоснабжения на сумму 110 миллиардов 87 миллионов рублей. Я говорил, для каких целей эти проекты будут реализовываться, здесь они также указаны.

Следующее – это энергоснабжение промышленных потребителей, также основные проекты указаны на общую сумму 80,5 миллиарда рублей.

И хотел бы отдельно остановиться на проблеме развития электроэнергетической инфраструктуры на Дальнем Востоке и реализации крупных проектов на новых территориях. Владимир Владимирович, это сейчас самая серьёзная проблема – именно подведение энергетической инфраструктуры к новым проектам, поскольку Дальневосточный федеральный округ и Восточная Сибирь, как я уже сказал, имеют свои особенности по границам, по отсутствию энергетической инфраструктуры, особенно в тех местах, где планируется реализовывать новые проекты.

И здесь в чём заключается проблема? На неосвоенных территориях, по сути, требуется строительство всей инфраструктуры с нуля. То есть при относительно небольшом подключении, допустим на 400 мегаватт, требуется тянуть большую линию на большое расстояние с громадной стоимостью этой инфраструктуры. Здесь возможны два варианта финансирования строительства этой инфраструктуры: это либо средства сетевых компаний, либо средства потребителей.

Если это средства сетевых компаний – сетевые компании, как известно, тоже есть региональные и федеральные сетевые компании, – тогда строительство такой линии ложится дополнительным бременем на всех потребителей этого региона, что не выдерживает никакой критики от потребителей, находящихся в этом регионе. Если это федеральная сетевая компания, тогда это обременение, по сути, для всей страны, для потребителей всей страны.

Здесь у нас также есть ограничения по росту тарифа для инфраструктурных монополий, таких как Федеральная сетевая компания. Этот вариант также неприемлем. Если же это средства потребителя, тогда, по сути дела, проект становится нерентабельным, если потребитель берёт на себя ещё и строительство линий электропередачи либо генерации в этом районе. Поэтому получается такой заколдованный круг, и мы предлагаем рассмотреть новый, другой механизм, не тот, который действует сегодня по правилам подключения к энергетической инфраструктуре.

Во‑первых, мы считаем, что необходимо проведение технической экспертизы заявленной потребности по всем проектам для получения оптимального технического решения. Либо строить линии электропередачи к объекту, либо строить генерирующие мощности вблизи этого объекта. На сегодня, когда заявка подаётся к сетевым компаниям, сетевые компании просто обязаны обеспечить подключение и обязаны строить линии электропередачи, хотя не факт, что это требуется, и более эффективно, возможно, как я уже сказал, строительство генерации.

Во‑вторых, для снятия рисков невостребованности энергетической инфраструктуры возможен механизм гарантий от инвестора. То есть нам нужно принять механизм, который бы обеспечил гарантии потребления при строительстве энергоинфраструктуры, для того чтобы стоимость строительства этой энергоструктуры была окупаема за счёт новых потребителей, а не за счёт тех, которые уже сегодня подключены. И здесь мы предлагаем такой механизм, как обязывающий договор take-or-pay – это один из механизмов, который позволит гарантировать окупаемость строительства энергоинфраструктуры.

Кроме этого возможен подход по принятию индивидуального тарифа для потребителей, к которым ведётся энергоинфраструктура. Здесь возможно, мы также предлагаем, предусмотреть налоговые льготы, в частности отсрочка по налогу на имущество по объектам, которые строятся как по инфраструктуре, так и по реализации крупных объектов, поскольку формула, которая сегодня существует по уплате налоговых платежей, фактически иногда, как случилось по Богучанской ГЭС, когда налог на имущество на сегодняшний день превышает фактический объём выручки, который поступает на Богучанскую ГЭС, при отсутствии потребителей... Поэтому здесь при отсутствии потребителей, наверное, следует принимать какие‑то гибкие решения, в том числе и по рассрочке платежей по налогам.

Уважаемый Владимир Владимирович! Далее несколько слайдов, которые показывают особенности энергосистемы изолированных зон, а также перспективы их развития. Предлагаем также мероприятия по повышению надёжности и по подключению новых потребителей. Не буду на них останавливаться. Единственное, хотел бы обратить Ваше внимание на Чукотский автономный округ, где к 2019 году планируется вывод из эксплуатации Билибинской атомной станции и Чаунской ТЭЦ.

Для замещения выбывающих мощностей Билибинской АЭС и Чаунской ТЭЦ планируется строительство энергоцентров в городах Билибино и Певек, и для повышения надёжности энергоснабжения энергоузла планируется строительство и реконструкция системообразующих высоковольтных линий. До вывода из эксплуатации Билибинской атомной станции считаем, что необходимо продолжить выделение средств тех, которые ранее выделялись на перекрёстное субсидирование, поскольку тариф, который сегодня есть в Чукотском автономном округе, если не будет помощи из федерального бюджета, будет в десятки раз выше, чем сегодня. И об этом знает руководитель ФСТ. К сожалению, на сегодняшний день у нас пока средства с 2014 года не предусмотрены. Здесь мы продолжаем работу с Минфином и сегодня вводим согласительное совещание на эту тему. Я показываю объективную картину.

Следующий слайд касается развития возобновляемых источников энергии – это отдельная тема, которой на сегодня активно занимается «РусГидро». Планы масштабные, грандиозные. До 2016 года установленная мощность по солнечным и ветряным станциям будет где‑то около 60 мегаватт, и к 2020 году – 120 мегаватт. Наиболее целесообразным является проект ветродизельных комплексов в крупных населённых пунктах, находящихся на побережье Тихого океана и Охотского моря, что касается использования энергии ветра. В настоящее время рассматривается возможность реализации 10 проектов ветряных энергетических установок.

Также проведённые расчёты показывают, что в Якутии и в Камчатском крае расположено 125 населённых пунктов с высоким и средним потенциалом использования энергии солнца. Общая мощность перспективных проектов солнечных электростанций в этих регионах составляет 46 мегаватт, поэтому в этом направлении планируем также усилить работу на ближайшую перспективу.

Прошу открыть слайд № 17. Здесь показан общий объём капитальных вложений в электроэнергетику Дальнего Востока и Байкальского региона. Он составляет до 2018 года более 500 миллиардов рублей по разным источникам, в том числе и за счёт средств федеральной целевой программы, проект которой сегодня находится на рассмотрении. Там до 2018 года Минэнерго было заявлено и согласовано федеральными органами власти 44,7 миллиарда рублей на весь этот период. Также Фонд развития Дальнего Востока, предполагается использовать инвестпрограммы естественных монополий и прочие внебюджетные источники, о которых я говорил в качестве механизма финансирования.

Следующее. Владимир Владимирович, я говорил сейчас о проектах, которые мы планируем реализовать до 2018 года, тем не менее мы смотрим и на длительную перспективу, стараемся заглядывать дальше. На горизонте до 2025 года будут новые вызовы, и, безусловно, необходима актуализация наших планов. К этому времени подойдёт срок вывода из эксплуатации большого количества генерирующих мощностей, в том числе и в связи с ростом потребления потребуются новые вводы.

Мы видим сейчас оценочно, что в период до 2025 года нужно будет ввести около 3,6 гигаватт мощностей взамен выбывающих 3 гигаватт старых мощностей на территории Дальневосточного федерального округа и Забайкальского края. Вот на этом слайде эти перспективные проекты все показаны, а синим выделены именно как раз обусловленные в выступлении руководителя «РусГидро» четыре аккумулирующих гидроэлектростанции, которые также вошли в этот проект.

Мы в настоящее время совместно с «РусГидро» работаем с Министерством финансов по источникам финансирования, предполагаем, что на эти проекты могло бы быть направлено 100 миллиардов рублей на развитие теплогенерации и гидростанций из Фонда национального благосостояния. И эти средства, безусловно, мы понимаем, возвратные, мы не просим бесплатных средств. И 65 миллиардов рублей на реструктуризацию тех долгов, которые сегодня накоплены в РАО «ЕЭС Востока», особенно в этих генерирующих мощностях, взамен которых планируется строительство новых мощностей.

Мы подготовили предложения в проект протокольного решения, их можно разделить на две группы. Первая – это задачи по реализации конкретных инвестиционных проектов, которые в силу их значимости необходимо поставить на особый контроль, я о них говорил, повторяться не буду.

И вторая группа – поручения, которые направлены на разработку механизмов, позволяющих развивать инвестиционные проекты и повысить привлекательность инвестиционных проектов на Дальнем Востоке, в том числе путём создания новых механизмов строительства энергетической инфраструктуры.

Спасибо.

В.ПУТИН: Переход к свободному ценообразованию не даст какого‑то обратного эффекта?

А.НОВАК: Считаем, что тут постепенно нужно делать, тем более что в планах у нас объединение с изолированными энергосистемами в долгосрочной перспективе. И, как сегодня Вам также докладывали и вчера докладывали, что у нас дешёвая гидрогенерация, и при увеличении производства электроэнергии и дешёвой гидрогенерации... на наш взгляд, наоборот, должно дать положительный эффект.

В.ПУТИН: Давайте подумаем.

Андрей Юрьевич, а как Вы относитесь к предложениям Минэнерго по поводу льготного режима этих проектов, о которых только что сказал Министр?

А.ИВАНОВ: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мы, с одной стороны, с благодарностью относимся к такой системной политике Министерства энергетики в форме проектного структурирования нашей инвестиционной политики на Дальнем Востоке и действительно в плотном режиме работаем с соответствующими компаниями. Но всё‑таки хотели бы попросить в рамках протокольных решений и по вчерашнему совещанию, и по сегодняшнему предусматривать более сдержанные формулировки в отношении, так скажем, налоговых льгот.

Мы будем Вам докладывать, Владимир Владимирович, на очередном совещании у Вас по экономическим вопросам, мы рассматриваем сейчас несколько сценариев макроэкономического развития, в том числе один весьма уточнённый, и он отличается не на один триллион рублей, так скажем, в сторону понижения. Если говорить об основных характеристиках федерального бюджета на 2014–2016 годы, то отклонение по доходной части у нас в 2014 году уже от составленного бюджета и принятого бюджетной комиссией по бюджетным проектировкам Правительством Российской Федерации в минус, по 2014 году, на 197 миллиардов рублей, по 2015‑му – на 552 миллиарда рублей, 553 точнее, и по 2016 году – в минус на 871 миллиард рублей.

В этом смысле хотелось бы попросить всё‑таки, чтобы предложения, которые мы формулируем, если обратите внимание, в проекте протокольного решения: Правительству Российской Федерации, «РЖД». Во‑первых, формулируя поручения по конкретным проектам, мы бы ещё каждый раз добавляли «с учётом финансового состояния и приоритета инвестиционных программ соответствующих компаний, которые эти проекты реализуют», чтобы у нас как минимум хотя бы партнёрство было в реализации данных проектов. То есть не только Правительству и «РЖД», а «РусГидро» в рамках инвестиционной программы, «Российским сетям» в рамках инвестиционной программы, поскольку у нас есть компании, у которых по итогам прошлого года весьма положительные финансовые результаты.

Более того, хотелось тоже по вчерашнему и по сегодняшнему совещанию обратить внимание, Владимир Владимирович, что у нас и в отношении электроэнергетики, и угольщиков такая налоговая политика, которая принципиально, например, отличается от нефтяников. Когда коллеги получают, так скажем, сверхдоходы, пользуясь комфортной рыночной конъюнктурой, мы не принимаем решение на федеральном уровне в части, касающейся дополнительного, так скажем, налогового обложения.

У коллег качественная ликвидность, есть возможность в такие качественные состояния, как Российская Федерация создаёт резервные фонды, Фонд национального благосостояния, так же формировать какую‑то определённую ликвидность, её дополнительно направлять в случае, когда появляются такие проекты и изменяется финансовое состояние компании. Поэтому хотелось бы, чтобы это тоже нашло своё отражение в проектах протокольных решений.

Что касается налоговых льгот, то позвольте доложить ещё раз. Владимир Владимирович, у нас по налоговым льготам и по налогу на прибыль приняты десятилетние решения по Дальнему Востоку и Забайкалью. Федеральная часть обнулена полностью, субъектовая на первые пять лет тоже обнулена, а на вторые пять лет реализации новых инвестиционных проектов – не менее 10 процентов может быть установлена ставка.

Есть весьма серьёзные послабления по налогам на добычу полезных ископаемых в отношении угольной промышленности, угольных проектов и проектов развития инфраструктуры. Кроме того, обязательства, которые мы уже приняли на себя в бюджете в рамках развития инфраструктуры Дальнего Востока по государственной программе развития транспортной системы и проекту государственной программы Дальнего Востока и Забайкалья составляет более 165 миллиардов рублей по 2014 году, 183‑х – по 2015‑му и 182‑х – по 2016‑му. И в этом смысле любые дополнительные предложения хотелось бы, чтобы уже рассматривались не как дополнительные бюджетные ассигнования с учётом вот такой сложной ситуации по доходам, но и в рамках приоритизации уже принятых соответствующих решений.

В отношении Фонда национального благосостояния, если позволите, Владимир Владимирович, для того чтобы использовать его в этом случае, тоже требуется новое решение на Вашем уровне, потому что договаривались, что мы в российских активах держим 40 процентов Фонда. Как Вы знаете, сам он составляет 2 триллиона 700 миллиардов, из которых практически 700 миллиардов уже размещены, плюс 450 миллиардов по Вашему поручению…

В.ПУТИН: Там не семьсот, поменьше.

А.ИВАНОВ: Простите, 679,5 миллиарда рублей во Внешэкономбанке, в Агентстве по ипотечному жилищному кредитованию и в других институтах, плюс 450 миллиардов. Фактически мы выходим где‑то на 40–41 процент уже размещения средств Фонда. И в этом смысле мы предлагали уже коллегам, у нас есть такой инструмент, он давно создан, – мы предусматриваем ежегодно в районе 150 миллиардов рублей госдолга на предоставление государственных гарантий по инвестиционным проектам, по инфраструктурным инвестиционным проектам.

Так, гарантия на срок до 20 лет с гарантированием не только «тела» долга, но и процентной ставки. Предоставление такой государственной гарантии по проектам «РусГидро» в объёме до 100 миллиардов рублей, что мы сейчас с Евгением Вячеславовичем прорабатываем, позволило бы, например, привлечь по новому законодательству средства пенсионных накоплений. Там у нас 2 триллиона рублей, и нынешнее законодательство позволяет привлекать долгосрочные заёмные средства под государственные гарантии.

Все шансы у проектов, которые компания «РусГидро» заявляет в отношении генерации на Дальнем Востоке и в Забайкалье, на наш экспертный взгляд, позволяет комфортно пройти отбор этих инвестиционных проектов и при качественном их структурировании получить положительное решение.

Таким образом, если позволите, предлагаем всё‑таки вместо Фонда национального благосостояния указывать в качестве источника пенсионные накопления, включая в том числе и государственную гарантийную поддержку, в рамках которой у нас соответствующий объём обязательств государственной программой госгарантий предусмотрен в том числе и на 2014 год.

По налогам всё‑таки, если позволите, более мягкую формулировку: «проработать вопрос с учётом финансового состояния компаний». И ещё одно новшество, если можно предложить, ввести такое понятие, оно так во всём мире называется, «налоговые расходы». В случае если всё‑таки мы выйдем на решение, Вы примете решение о предоставлении налоговых льгот, чтобы это была не просто льгота, а чтобы те средства, которые высвобождаются у компании в результате предоставления государством такой льготы, направлялись также в эти проекты. Чтобы они не высвобождались, не размещались в других юрисдикциях, а именно в эти проекты, под которые соответствующие эти налоговые льготы бы и предоставлялись по результатам.

У меня всё, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Спасибо.

Я думаю, что мы должны прислушаться к мнению Министерства финансов. Мы так и сделаем, учтём Ваши рекомендации. Единственное, вопрос у меня всё‑таки, касающийся проектов гринфилд, где нет ничего. Чего уж там нам стесняться‑то? Там как не было ничего, если мы не создадим льготные условия, может, ничего и не возникнет. Мы часто возвращаемся к этому вопросу.

А.ИВАНОВ: Мы готовы исполнить Ваше решение, Владимир Владимирович. Единственное только, нам очень тщательно нужно проработать понятие нового проекта. Потому что, когда мы говорим «гринфилд»... вот по вчерашнему тоже совещанию: звучат проекты, которые уже на самом деле некоторое время реализуются.

В.ПУТИН: Согласен.

А.ИВАНОВ: Если Вы нам дадите поручение качественно проработать это понятие совместно с экономическим блоком…

В.ПУТИН: Да, пожалуйста, я вас прошу это сделать, но имея в виду, что это, конечно, как и везде в мире, это не всю оставшуюся жизнь, на какой‑то период. Это вопрос счёта и вашей экспертной оценки.

Да, Александр Валентинович?

А.НОВАК: Буквально два слова. Всё, что сказал Андрей Юрьевич, безусловно, мы воспринимаем, это нисколько не противоречит нашим предложениям, мы из средств пенсионных накоплений предполагаем использовать для реализации вот этих крупных инфраструктурных проектов. Поскольку в нынешних экономических условиях для разработки новых месторождений и подведения туда инфраструктуры нужны дешёвые кредитные ресурсы, и госгарантии мы планировали использовать, то есть это всё в рамках.

На что я хотел обратить внимание, чтобы было чёткое понимание. Было сказано, что по проектам Дальнего Востока уже принято законодательство по льготам. Так вот оно пока ещё не принято, оно в первом чтении и рассматривается во втором чтении. И на сегодня очень серьёзная дискуссия идёт с Минфином по поводу перечня твёрдых полезных ископаемых, которые войдут в качестве льготных в соответствии с теми предложениями.

В.ПУТИН: В качестве?..

А.НОВАК: Льготных по налогам и добыче полезных ископаемых на 10 лет. И Вы вчера говорили так же, предложение такое. Но пока Минфин включает… К сожалению, туда ни уголь не попадает, ни те месторождения, которые на слайде я показывал. Там какие‑то совсем редкоземельные металлы, точно там есть ещё что‑то, а вот общераспространённые, такие, которые требуют...

В.ПУТИН: У меня есть предложение. Давайте мы соберёмся у меня ещё раз и посмотрим на это. Потому что редкоземельные, конечно, это очень важно. С подачи вашего Министра мы не реализовали ни один крупный проект, как Вы знаете, потому что он настаивал на другом: и другой не получилось, и этот не реализовали. Ладно, надеюсь, что мы в конце концов проблему решим. Но кроме редкоземельных металлов у нас есть и другие полезные ископаемые, которые нужны и стране, и на экспорт реализуются. Поэтому почему такая дискриминация? Если у Вас есть какие‑то соображения на этот счёт, сейчас не будем, это отдельная тема. Давайте мы в Москве соберёмся и поговорим.

Я бы хотел, Сергей Юрьевич, Ваше мнение послушать.

С.БЕЛЯКОВ: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания!

У нас несколько другой взгляд, чем у Минфина, на состояние российской экономики. Компании, которые являются драйверами этой экономики, нам не кажется, что их состояние насколько благополучно, что предоставление льгот не является вопросом или преференцией, которая способна существенно упростить для них решение. По сути, ведь решение заключается в том, что мы облагаем не компании, а инвестиции. И пока мы облагаем инвестиции, пока на нас налоговая нагрузка такая, которая заставляет отказываться от инвестиционных решений, а мы хотим сделать механизм, который стимулировал бы компании инвестировать. Компании несут определённые риски, принимая инвестиционные решения, особенно сейчас, в текущей ситуации в экономике и в России, и в мировой экономике эти риски очень серьёзные. Если мы хотим, чтобы инвестиции всё‑таки состоялись, то, конечно, такие льготы давать надо.

В своё время Министерство экономического развития подготовило законопроект, или, так скажем, предложения, по поводу освобождения от налогов или предоставления налоговых льгот на определённый период как раз для гринфилдов, о которых Вы говорили. Это касалось не только территорий Дальнего Востока и Забайкалья, это касалось вообще любых новых проектов. Мы постарались, как нам казалось правильным, описать, что такое гринфилд, привязавшись к факту строительства и вводу в эксплуатацию создаваемого объекта. Нам казалось, что механизмы работающие. Мы консультировались с коллегами из Федеральной налоговой службы, с Ростехнадзором, насколько этот механизм правильный. Тогда нас поддержали. Мы готовы это дополнительно проработать, в том числе и с Минфином. То есть такие предложения есть.

В.ПУТИН: Здесь нужно всё‑таки прислушаться к тому, что коллеги говорят, чтобы не было подмены понятия, чтобы так называемая юридическая техника была прописана ясно, понятно и применялась бы в этой связи однозначно.

С.БЕЛЯКОВ: Конечно. Мы поэтому, когда обсуждали этот механизм, мы пригласили к участию в дискуссии правоприменителей и администраторов – Федеральную налоговую службу и Ростехнадзор, кто руками может пощупать составные объекта, посмотреть: предложения по нормативному регулированию отвечают вообще реальной жизни или не отвечают. Тогда договорились, что вроде бы работающий механизм. Но мы ещё раз, конечно, чтобы таких рисков не возникало, проработаем этот вопрос.

А льгота, мне кажется, – очень правильный механизм и нужный. Но если мы хотим, чтобы бизнес развился, и потом, даже руководствуясь простой логикой сборов в большем объёме налоговых поступлений, создать условия, для того чтобы налогов было больше. Но ему надо…

В.ПУТИН: Я думаю, что с этой философией мало кто будет спорить. Одно дело – облагать налогом компании, а другое дело – сами инвестиции. Надо только, повторяю, чтобы всё было единообразно понимаемо.

Пожалуйста, кто хотел ещё что‑то сказать? Пожалуйста, Сергей Геннадьевич.

С.НОВИКОВ: Владимир Владимирович, два слова по предложениям, которые прозвучали со стороны Минэнерго, касающимся доступности инфраструктуры и, соответственно, присоединения. Я бы просил достаточно аккуратно записать это поручение в перечень поручений, постольку-поскольку на сегодня и так, и так проекты по присоединению промышленности на уровне напряжения выше 35 киловольт, то есть 35, 110, 220 и выше – они, собственно, все и так уже индивидуальны. И вопрос не собственно индивидуализации тарифа, а вопрос модификации или модернизации правил присоединения. Это первое.

И второе на самом деле – это вопрос введения в обязательном порядке принципа take-or-pay. То есть если ты заказал присоединение, если ты присоединился, сам построил по установленному тарифу, собственно, «последнюю милю», то есть то, что имеет отношение от твоих энергопринимающих устройств до ближайшей подстанции, то, соответственно, ты после этого обязан платить, поскольку в противном случае это будет пустая работа, и сети, построенные в поле, незагруженные. То есть это первая просьба – аккуратно записать вопрос правил и внедрение принципа take-or-pay, что критично вообще на самом деле, существенно более критично на Дальнем Востоке, чем на других территориях Российской Федерации.

И второе – по сокращению тарифного регулирования. Здесь тоже у меня просьба по поводу аккуратной записи. Дело в том, что есть объединённая зона ОЭС Востока, куда входят, собственно, четыре субъекта Федерации полностью: это Приморский край, Хабаровский край, Еврейская автономная область, Амурская область – и юг Якутии. И есть остальная часть Дальнего Востока, состоящая и характеризующаяся такими параметрами, как территориально изолированная система, неценовая зона, то есть там есть определённая разница.

Так вот то, что касается этой централизованной части Дальнего Востока, там, где регулирование на сегодняшний день по генерации фактически проведено. То есть в каком смысле оно проведено? Мы устанавливаем тарифы каждый год, но в течение года ТЭК, закупая электроэнергию у станций, имеет возможность выбирать наиболее эффективные в данный момент времени станции, которые будут поставлять электроэнергию по меньшему тарифу, и таким образом оптимизировать текущий баланс. Итог: снижение по году, как правило, процентов на десять стоимости электроэнергии для потребителей. То есть таким образом создан механизм, балансирующий, собственно, как интересы потребителя, так и интересы генераторов.

Что касается регионов типа Чукотки, Сахалина, Магадана или изолированных частей якутской энергосистемы, там, нам кажется, что это не скоро ещё, если мы будем говорить про либерализацию, учитывая и, собственно, ограниченность связей сетевых межсистемных и, собственно, то состояние энергетики и генерации, которое там есть.

И в заключение я хотел бы сказать, что одна, конечно, из ключевых, или на самом деле наибольших, проблем на территории Дальнего Востока – это проблема перекрёстного субсидирования. На сегодняшний день, если посмотреть на средний уровень тарифа на соответствующем уровне напряжений, можно взять соллерсовское предприятие, например, здесь, во Владивостоке, можно взять другие предприятия такого же класса, вы увидите, что уровень тарифов дальневосточных регионов для промышленных предприятий примерно такой же, если выше, то несущественно, чем в регионах северо-запада, Южного федерального округа, центра России. Но в чём состоит серьёзная проблема регионов Дальнего Востока? Крайне высокий уровень перекрёстного субсидирования.

Если взять, например, Приморский край, то при стоимости передачи по сетям высокого напряжения 20 копеек предприятие переплачивает плюсом 1,01–1,12 рубля. Это на уровне напряжения 110 киловольт. Если взять уровень напряжения 35 киловольт, то при стоимости примерно 60–70 копеек собственно передачи предприятие плюсом переплачивает ещё 1,40 рубля. То есть это как раз говорит о том, что здесь есть достаточно серьёзные ресурсы, резервы.

При этом, если посмотреть в целом на картину по тарифам для населения и сравнить эти тарифы у ряда дальневосточных регионов со среднероссийскими или с конкретными цифрами, например, в центре России, то мы увидим, что, например, в Приморском крае они четвёртые, то есть в том смысле, что всего три региона Российской Федерации имеют тарифы для населения ниже, чем на территории Приморского края.

Если посмотреть дальше по этой линейке, то мы увидим, что та часть регионов, которые как раз относятся к объединённой зоне энергосистемы Дальнего Востока, нам кажется, что здесь нужно действительно проводить аккуратную, достаточно последовательную на региональном уровне политику по ликвидации перекрёстного субсидирования. Это серьёзным образом снизит нагрузку на промышленность, в том числе на новые предприятия, и, собственно, это одна из ключевых задач на сегодняшний день – очень плавное, взвешенное движение, но его нужно делать.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо.

Надо учесть, разумеется. Между тем Андрей Рэмович показал информацию о конечных ценах на электрическую энергию, мощность для производственных предприятий, в частности в автомобилестроении. У вас не совсем так, как Вы сказали.

А.БЕЛОУСОВ: Ну как?

В.ПУТИН: Ну так. Вот таблица, другая совсем. Вот за март, за июль. Скажем, в Татарстане – 1,97… Дальний Восток – 3,47. Приморский край – 3,44. А вот ещё больше разрыв по другим месяцам.

Ладно, посмотрим. Спасибо.

Мы сделаем таким образом: я попрошу предложения представить с учётом замечаний и сегодняшнего обсуждения, а Андрей Рэмович всё это аккумулирует и представит мне на подпись.

Уважаемые коллеги! Вопрос чрезвычайно важный, мы обязательно будем к нему возвращаться, обязательно. И я исхожу из того, что наше сегодняшнее обсуждение и, соответственно, документ, который будет подготовлен, станет дополнительным толчком к развитию электроэнергетики Сибири и Дальнего Востока. Чрезвычайно важный вопрос для создания благоприятных условий для развития экономики и жизни людей.

Спасибо.

Карта новостей: в вашем регионе / в мире

Разместить в блоге
Добавить в закладки
Отправить по почте
Форма

Отправить

Подписаться
Версия для печати

На главную Выступления и стенограммы Совещание по развитию электроэнергетики Сибири и Дальнего Востока

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.